takatalvi
from euphoria to hell
Иногда ничего не предвещает беды, и все вроде бы более чем хорошо. Но потом ты обнаруживаешь себя на пустой улице. Как всегда внезапно. Холодно, рядом никого нет. В руках — половинка. Если совсем не повезет — четвертинка. Долька.

Думать особенно нечем, душа лишена логики. Но что-то подсказывает: это — часть целого. Пока оно не целое, оно вполне бесполезно. Значит, должны быть другие части. Тоже у кого-то в руках. Апельсин, поделенный между компанией ребят.

Зовешь. И улица уже не пустая. Они сидят рядом, держат в руках каждый свою дольку, но не проявляют инициативы. Да и зачем им? Ты тоже не двигаешься. Твоя долька явно хуже остальных и никому не нужна. Стоит ее съесть или выбросить, но тогда апельсин уже не собрать — тоже плохо.

Хочется прижаться ухом к холодному камню и впустить в голову струи дождя. Чтобы вода вымыла из черепа остатки кошмаров. А потом раздавить дольку, чтобы уничтожить их самое.

Только на руках все равно останется сок. А камень успеет нашептать тебе то, что ты не хотел слышать.

Мораль, давно известная, но требующая постоянного подтверждения: этого не избежать. В этом смысле надежда не очень-то хороша. Оказываясь в пространстве, ощущаешь ложное. Видимость того, что, возможно, сумеешь сбежать. Только это не так.

За всем этим упускаешь главное. Что-то у тебя в руках все-таки было. Когда ты позвал, то уже не был один. Мир вокруг прояснился и разделился на множество стадий.

А страх перед реальным ушел. Может, потому, что ирреальное стало много страшнее. Но как хорошо обнаружить себя на темной улице с чем-то в руках и, услышав за спиной шаги, оглянуться без намека на дрожь.